Абублик огород по новому

Добавлено: 07.07.2018, 10:02 / Просмотров: 75485
Закрыть ... [X]

Текущая страница: 3 (всего у книги 21 страниц) [доступный отрывок для чтения: 14 страниц]

Это и есть «высший пилотаж» – привлечение биоценоза к заботам о себе, любимом. Встретившись с определенной проблемой, огородник может выявить связи между факторами и найти такое решение проблемы, которое даст еще и дополнительные бонусы.

Блестящий пример подал К. А. Тимирязев. В упоминавшемся выше исследовании, предпринятом в связи с жестокой засухой, Климентий Аркадиевич установил, что, когда растение открывает устьица на листьях, чтобы глотнуть углекислого газа, оно подставляет солнцу и ветру сочные части листьев, что ведет к лишнему испарению влаги. Вывод Тимирязева гениально прост: чтобы уменьшить испарение, надо усилить углеродное питание растения и дать ему возможность обходиться меньшим числом открытых устьиц! Усилением углеродного питания можно фактически заменить полив. А сделать это проще всего с помощью лежащей на почве свежей органики, разлагаемой почвенной живностью. Грядка удобряется, но при этом она еще и всухую, без воды поливается, да еще как!

Столь же впечатляющий пример игры природными связями находим у Зеппа Хольцера. Мыши отгрызают кусочки корней фруктовых деревьев и носят их в норки. Но, сторожкие, испугавшись чего-нибудь, теряют корешки, из них вырастают дички и… Зеппу остается лишь делать прививки. Возиться с саженцами Хольцеру не приходится – абублик за него 50-гектарный сад обновляют мыши!

А вот прием уже из моей практики. Баклажаны по-настоящему разрастаются к концу июля – началу августа, как раз ко времени усыхания картошки весенней посадки и дружной миграции колорадского жука в поисках пищи. И горе грядке баклажанов, если ее учуют жуки.

Жуки не столько едят, сколько бессмысленно уничтожают баклажаны. Листья у баклажанов в это время уже жестковатые, как бы пергаментные, и жуки охотнее принимаются за сочные черешки. А черешок достаточно лишь надкусить, чтобы поддерживаемые им листок, цветок, завязывающийся плод обреченно повисли и увяли. Причем всякая борьба с жуками вроде опрыскивания «актофитом» (и даже ядами) бесперспективна. Да, те жуки, что куснут черешок вскоре после опрыскивания, погибнут, но… миграция продолжается, место павших бойцов занимают новые, им тоже надо куснуть, перед тем как окочуриться, – и от баклажанов остаются лишь остовы кустов, увешанные порыжевшими гирляндами листьев, цветов и плодов.

Хорошо, если на грядке и вокруг нее там и сям растут высокие кусты тысячелистника, пижмы, котовника. Они камуфлируют запах баклажанов, и жуки летят мимо. А если таких кустов нет? Их ведь надо заблаговременно, за год-два до высадки баклажанов, рассадить на грядке! Так что, отстукивать SOS? Не надо! У биоценоза есть средства помочь самому себе!

На баклажанную грядку весной мы посадили десяток кустиков тысячелистника – специально для отпугивания колорадского жука. Эти кустики, к сожалению, за одно лето не успели вырасти выше синеньких и образовать над ними пахучий зонт. Но – чудесное совпадение: в самое угрожающее для баклажанов время буйно зацветает серебристая полынь. Достаточно нарезать десяток-другой длинных веточек полыни и растыкать их там и сям по грядке – и баклажаны спасены! Удивительно еще одно совпадение – через 2–3 недели ветки полыни стали бы скорее вредными. На них появились бы зрелые семена, а растущая полынь на грядках нежелательна. Хоть и заманчиво иметь в огороде довольно высокую и душистую полынь, но… дожди регулярно смывали бы с нее достаточно сильный яд абсинтин и постоянно отравлялась бы почва и почвенная фауна. Но как раз тех 2–3 недель перед обсеменением хватает, чтобы полынь постерегла баклажаны, пока миграция жуков сойдет на нет.

Именно так, с помощью цветущих веток серебристой полыни, застраховались мы от жуков, уезжая на море как раз во время летнего лета жуков (см. цв. вкл., фото 1). Страховка оказалась 100 %-ной! Жуки нашли молодую картошку (мы сажаем картофель в несколько приемов). А самый изысканный для них деликатес – баклажаны – облетели стороной. Полынь уберегла синенькие от колорадского разбойника. А на будущий год с этой работой справятся развившиеся за 2 года и буйно цветущие кусты тысячелистника – они укроют баклажанную грядку душистым покрывалом.

И дело не только в том, что проблема биоценоза была решена с его же помощью. Особая важность этого трюка в том, что баклажаны ничем не опрыскивались, остались безупречной пищей для человека. Очень важный бонус! Почва тоже осталась без нежелательных химических приправ, которыми в будущем начинялись бы овощи.

Для природосообразного огорода характерен интегральный, синергическийподходк биоценозу. Вся литература традиционного земледелия, все обслуживающие это земледелие книги, газеты, журналы переполнены рассказами о попытках пристроить результаты всякого рода изолированного рассмотрения объектов и явлений. Из номера в номер, из книги в книгу кочуют абсурдные мифы (их примеры приводились во введении). И беда всех этих построений одна. Подмечается какой-то феномен, смакуется вне контекста, вне связи с сопутствующими явлениями, а потом результаты этого «анализа в шорах» внедряются в сознание огородников, доверяющих (а греха в этом нет) печатному слову. Можно сказать и так: негоже, когда, оценивая некий феномен и складывая на одну чашу весов доводы «за», наблюдатель забывает глянуть на другую чашу, куда ложатся контрдоводы. Не красит анализ заангажированность. Или сведение апробации к пустой, по сути, декларации «это работает».

Вот яркий пример. Около десятка лет назад, когда в агрикультуру начали внедряться действительно состоятельные ЭМ-технологии (ЭМ – эффективные микроорганизмы), было модным выращивать с их помощью так называемые помидорные деревья. Я и сейчас, стоит лишь повернуться к зеркалу, вижу «телезвезду», красовавшуюся на фоне трех таких деревьев. Но выращивавшие помидорные деревья (в том числе и упомянутая «телезвезда»), будучи завороженными видом одной чаши весов, вообще не глядели тогда на другую чашу. Стоило, однако, взглянуть на нее, «и душа страданиями человеческими уязвлена стала». Весь остальной огород в течение сезона требовал меньше затрат и внимания, чем эта троица!

Мы фактически пожинали плоды бездумного переноса чужого опыта к себе в огород. Для Японии помидорное дерево – естественное явление. Там помидоры – многолетние растения. У нас же удается вырастить помидоры лишь в однолетней культуре, и то с грехом пополам, ценой немалой возни с рассадой. А уж деревья… Конфуз был предопределен зашоренным, нецелостным подходом. Деревья мы увидели, а леса за ними, то есть целую страну со своим климатом – нет.

Сверхзадача-то была отличная: показать необычайную мощь ЭМ-технологий. А нашли только «ямку», куда можно сливать ЭМ-препараты. Я имею право на сарказм, поскольку сам подвизался в качестве садовода и своими руками (успешно!) выращивал «золотые» помидоры на деревьях. Не для еды, разумеется, – для кунсткамеры.

Еще пример. Наверное, все огородники читали о недопустимости поливов в солнечную погоду, в частности утром, когда ожидается ясный день. Дескать, на листьях остаются капли-линзы и сквозь них солнце прожигает листья. Но если бы в этом утверждении была хотя бы крупица истины, то растениям всего мира было бы несдобровать. На всех широтах солнечная погода после дождя не в диковинку, и линз на листьях всякий раз образуется множество. Зрелище было бы не для слабаков: утречком – дождь, и к вечеру вся округа без листвы. Только дым стоял бы коромыслом.

В наукообразной болтовне про капли-линзы и ожоги листьев не учтен пустячок: преломленные в капле-линзе лучи частично поглощаются листьями, а частично отражаются от них. Сквозь листья солнечные лучи не проходят и в фокусе не собираются! И это физика, а не ля-ля! Так что ни о каких ожогах, вызванных каплями на листьях, не должно бы быть и речи.

Но… написано пером – не вырубишь топором. Никто, правда, таких ожогов на листьях не видел (и в принципе не мог увидеть), но «вот, на 17-й странице, черным по белому…». И избегают огородники утренних поливов – самых безвредных (особенно в жару). А все из-за того, что кто-то безответственный когда-то посудачил о явлении преломления света изолированно от условий, в которых оно происходит. И поспешил «прокукарекать». Другие авторы, словно деревенские петухи на рассвете, подхватили эту нелепицу, и кочует она из книги в книгу, сбивая с толку доверяющих печатному слову читателей.

Между тем Масанобу Фукуока предупреждал: «Объект, который рассматривают изолированно от целого, не есть реальная вещь».

Напомню, что синергизм самоорганизующейся системы – это комбинированное, взаимно усиливающее действие ее компонентов. Ниже будет рассказано о многочисленных проявлениях синергизма в огороде. Не надо думать, что в огороде просто растут огурцы, картошка, морковь… Надо исходить из того, что огород – это целостность, называемая длинным-предлинным именем «огурцы-и-картошка-и-осот-и-морковь-и-березка-и-жабы-и-пауки-и-черви-и-воробьи-и-муравьи-и-ежи-и-стрижи…» Даже на сорняки следует смотреть не как на заведомых врагов, а как на участников фитоценоза, где все растения взаимодействуют, помогают друг другу. И, стало быть, надо не столько бороться с сорняками, сколько ими управлять, извлекая из них максимум пользы (да-да, я не оговорился – пользы!).

Следующий императив природосообразности – заботаобохранесредыобитания. Когда мы находимся в лесу (не важно, по какому поводу: нарезать цветущих побегов душицы или зверобоя, услышать, сколько лет жизни обещает кукушка, насладиться ароматом земляничной поляны, набрать грибов или, в конце концов, просто отдохнуть), над нами кружит рой разумных, целесообразных правил и запретов:

● не оставляй костер незатушенным;

● не ломай ветки;

● не бери в руки птенцов и зверушек;

● не оставляй мусор;

● не мой машину у ручья;

● не разоряй грибницы;

● не руби дерево, чтобы снять с него плоды (кедровые шишки, например);

● не забавляйся стрельбой по птицам…

Этот список можно долго продолжать. И мы (с поправкой на культуру или жлобство) следуем этим неписаным канонам.

А так же ли покорны и предусмотрительны мы в огороде? Всегда ли, беря в руки лопату, опрыскиватель, спички или пакетик с ядом, мы думаем о благополучии среды своего обитания? О внуке, который будет есть пюре из картошки, обработанной «химией»? О соседях, которым предстоит провести целый день в чаду от сжигаемого вами мусора? Или о соседской кошке, которую неделю-другую будет выворачивать от мышки, полакомившейся рассыпанным вами крысиным ядом?

Не об этом ли говорится в припеве одной из песен упоминавшейся выше группы Loveушка:

 
Ну и кто, и кто же чрез столетья ответит
Им за то, что творится у нас здесь и сейчас?
Неужель все исчезнет и никто не заметит,
Как исчезло все главное у нас на глазах?
 

В этих вопросах (не надуманных, а порожденных прискорбными реалиями!) содержится справедливый укор. Между тем в огороде можно хозяйствовать, соблюдая интересы и ближней, и дальней сред обитания!

Ниже будет приведено много примеров и бездушного, и, наоборот, трепетного отношения к среде обитания. Больше того, тема ее благоденствия будет нашим постоянным спутником, чем-то вроде записей Валерия Ободзинского или Анны Герман в салоне автомобиля у водителя, чья молодость пришлась на 60 – 70-е годы прошлого века.

Наконец, для земледелия в ладу с Природой приоритетна заботао благоденствииогородника. Земледельцам преклонного возраста въелась в сознание мысль о том, что труд на земле неизбежно тяжек сам по себе, изначально. И зачастую разговоры о том, что земля дружелюбна и нетребовательна, что на ней все может расти само, совершенно бесполезны. Начинаешь задушевную беседу со сверстницей о том, что необходимый урожай можно получить, не доводя себя до предынфарктного состояния, что достойно передвигаться по огороду – это ходить с прямой спиной, а в ответ: «Вы сколько занимаетесь огородом по-настоящему?» – «Ну, лет двадцать». – «А я с шести лет простояла в огороде вот так (и показывает ладонью букву Г), и вы будете меня учить?!»

И не слышит собеседница, что как раз о том и речь, что можно забыть о букве Г, что эта буква не красит ни огород, ни огородницу, – но губы уже поджаты одновременно обиженно и презрительно, а в ушах – беруши.

О любопытном эпизоде (или о неудачной шутке) рассказывает А. С. Удовицкий. «35 лет назад я, заботясь о «раскрепощении огородника», но не подумав о последствиях, дал «умный совет» хорошо знакомому дачнику, мужу Катиной подруги (Катя – жена Андрея Степановича – примеч. авт.). Дескать, зря он в поте лица своего дважды в год копает огород, вырывает сорняки, носит их за пределы участка, слишком много внимания уделяет обрезке и выкорчевыванию деревьев и постоянному наведению марафета на даче. Мол, это его благоверная над ним издевается, не дает ему по-настоящему отдохнуть на даче, взглянуть по сторонам, просто закабалила его, когда можно было бы попить пивка с друзьями или полюбоваться загорающими молодками… Муж воспринял это всерьез, и… вскоре эта семейная пара распалась. А я зарубил себе на носу, что так нельзя шутить с людьми, даже с хорошими помыслами».

К феномену априорного неприятия слов о самодостаточности огорода надо относиться со всей серьезностью и пониманием и настраиваться на кропотливую, неспешную работу, на постепенное переманивание собеседника в свой лагерь. Не может он с бухты-барахты признать никчемным добрый шмат своих (да еще вдобавок молодых и расцвеченных любовью!) лет. Вспоминается такой эпизод. Накануне Дня Победы беседуют ветераны (всем, естественно, хорошо за 80). Один из них говорит о том, каким весомым вкладом в победу была фронтовая дружба. А собеседница восторженно добавляет: «И любовь была!» Это сочетание восторга и трагизма было одновременно и забавным, и трогательным.

Позиция несогласных (преданных традициям) имеет основания. Разве не о покорности тяжкой доле земледельца, вынужденного работать на пределе человеческих возможностей, свидетельствует известное определение академика В. Р. Вильямса: «Непрерывную цепь трудовых операций, занимающих в течение веков десятки миллионов людей без различия пола и возраста во всякое время года на поверхности суши земного шара, принято называть сельскохозяйственным производством»? Гнетуще и безрадостно!

Даже в Библии приверженцы традиционного земледелия находят подтверждение тезису о неизбежности тяжкого труда: «В поте лица твоего будешь добывать хлеб свой». Но, во-первых, это было сказано Адаму в древние времена. Что же получается? Самолетом – летай, по мобильному – звони, лифтом на 24-й этаж, не запыхавшись, поднимайся, а во саду ли, в огороде – вкалывай и потей, как во времена Адама?! И потом – Божье слово Адаму все-таки означало: «живи честно, своим трудом». А вовсе не «вкалывай, не разгибаясь и не отдыхая».

Надо отринуть покорность традициям, поверить в то, что безысходность, беспросветность земледелия – от лукавого, что оно может быть посильным для немощных и привлекательным для тех, кто юн и полон сил. И потому святая наша обязанность (пока не поздно!) вернуть земледелию привлекательность, сделать его престижным, как в незапамятные времена, когда земледельца почитали как виночерпия богов.

Рассказ о возможном сокращении труда (в угоду огороду!) проходит красной нитью по всей книге. Отказ от пахоты, компостирование органики исключительно на грядке (в присутствии растений), забота о живности почвенной, сев вразброс, уборка урожая не полностью, перепоручение сидератам основной заботы о влагообеспечении растений, а самим растениям – укрощение вредителей… Если начинать об этом рассказывать, пришлось бы всю книгу втиснуть во вводную главу. Ничего удивительного: на самом деле лейтмотивом книги и является раскрепощение огородника путем перекладывания возникающих проблем биоценоза на сам биоценоз. Или, говоря словами Володи Левдикова, – умелое дирижирование.

Ниже рассказывается, к примеру, как играючи можно поддерживать маточники и связывать верхушки вигвамов. Это пример работ, которые можно поручить детям с прицелом на то, чтобы зазвать их (без принуждения!) в огород. Реализация подобных уловок и поиск новых – вполне достойное занятие, а для юных еще и привлекательное, точнее, привлекающее их в огород, побуждающее к поиску.

Ускорить переманивание на нашу сторону тех, кто еще не стряхнул с себя одежды фирмы «за деда-прадеда так делали», могут уловки, специально ориентированные на серьезный возраст. Опишу одну из них.

Выходит почтенный огородник, отягощенный приличествующими возрасту радикулитом, остеохондрозом позвоночника или гипертонией, на грядки с ведром (к примеру, чтобы нарвать листьев капусты курам). Можно, конечно, справиться с заданием в позиции буквой Г. Все бы ничего, да при этом надо дышать. А после, нарвав листьев, – выпрямиться. Но… дышать свободно мешает одышка, а выпрямиться – радикулит и мгновенно подскочившее давление. Значительно легче ломать листья, стоя на одном колене, но тогда проблематично подняться…

Стоит, однако, прихватить с собой брусок – и проблем нет. И нагнуться, опираясь на брусок, лежащий на ведре, легко, и подняться молодцевато нетрудно. Ни тебе одышки, ни приступа радикулита, ни потешного перекатывания на четвереньки. Знаю об этом из собственного опыта.

Но не следует думать, что рассказ только для немолодых огородников. Тот, кому 20, 30, 40, способен работать понизу на корточках и при этом не чувствовать дискомфорта. Но способность и обязанность – это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Во время работы на корточках пережимаются вены, и их эластичности хватает, чтобы пребывание на корточках и в 20, и в 30 прошло вроде бы бесследно. Однако после 30 может наступить момент, когда огородник, проводящий достаточно много времени на корточках, познакомится с варикозом, потом – с тромбофлебитом… Не буду запугивать читателя – замечу лишь, что и в юности не надо щеголять и злоупотреблять. Щадить (и даже любить) себя – не за чужой счет, естественно, не грешно.

Не буду больше утомлять читателей моими хоть и незначительными, но уместными мелочами – собственные находки будут для вас намного милее.

Справедливости ради надо заметить, что не следует понимать совсем уж буквально слова о ничего-не-делании, об очень нужных в огороде наручниках, о том, что, встретившись с какой-то проблемой, надо сначала полежать на траве. Работа в природосообразном огороде постоянно находится, но она не носит изматывающего характера, делается, говоря словами Игоря Губермана, «легкою, искрящейся абублик огород по новому игрой», так что даже неловко называть эти забавы трудом. К тому же отсутствует надрыв, нет чувства неизбывности вкалывания, предвидятся – не по затратам – результаты, и это придает долгому летнему дню легкость, а вечеру – ощущение, что стал не старше на день, а моложе, что был занят работой, достойной сына Творца, а не беспросветным трудом, который (вопреки Энгельсу) способен из человека сделать обезьяну.

Эти строки пишутся в субботу 30 июня 2012 года, в последний выходной (на Евро – 2012) день. Я на даче с Тамарой Федоровной. Это случается, надо сказать, нечасто. В одном из писем Н. И. Курдюмов метко (как всегда) пошутил: «Передавайте привет Тамаре Федоровне, если вы ее хотя бы изредка видите».

Подопечные огороды (от Карпат до Подмосковья), хлопоты в издательствах о книгах (сразу о четырех), лекции и семинары от Челябинска и Орска до Львова и Черновцов, строительство «Школы природосообразного земледелия» в селе Отрадном (Николаевская область) – все это не позволяет мне расслабиться. И выпавший мне вольный день стоит того, чтобы рассмотреть его пристальнее.

В этот долгий-долгий июньский день я успел:

● погулять с огромной юной и еще не остепенившейся овчаркой Гераклом (отличная физзарядка!);

● нажать тачку молочая и верхушек чернощира у одной из соседок, нарубить их (сочные части – для ЭМ-силоса, а жесткие – для мульчи);

● привезти пару тачек выдернутых осота и портулака (в качестве сырья для ЭМ-силоса) от другой соседки;

● написать и отправить в газету небольшую (5 тыс. знаков) статью;

● предвкушая, как в считаные дни взбодрятся баклажаны, разложить на грядке созревший в трех бочках ЭМ-силос (подробнее о нем ниже);

● заложить в освободившиеся бочки очередную порцию зелени для силосования (осот, портулак, молочай и чернощир);

● принять гостя-экскурсанта (всего лишь одного, что случается нечасто);

● условиться о клубных экскурсиях с Геннадием Букачем – организатором клуба природного земледелия в Богодухове и Мариной Кучеренко – координатором клубов Донбасса;

● сладко вздремнуть в жаркий полдень;

● нарезать колец из ПЭТ-бутылок разного диаметра для поддержки растений;

● ответить на десяток звонков читателей;

● посадить с Тамарой Федоровной пару десятков саженцев капусты;

● замульчировать почву на свежей капустной грядке;

● накосить охапку цветущей люцерны, нарубить ее и притрусить сверху саженцы капусты, чтобы они легче перенесли пересадочный стресс;

● проиграть бабульке пару партий в подкидного дурака;

● обрадоваться первому бутону на картошке второй очереди и вечером «уговорить» по этому поводу чекушку с соседом Виктором Леницким (ниже я еще вспомню его добрым словом);

● а ночью проснуться и написать вот эти самые строки.

Нетрудно заметить, что день был нескучным, насыщенным, рабочим… Но все дела были короткими, необременительными, разнообразными. Есть все основания утверждать, что я на самом деле не работал (в расхожем понимании этого слова), а перемежал физические, умственные и чисто эмоциональные забавы. Можно сказать, вкушал жизнь во всей ее красе, просто жил… Счастливо, полнокровно, каждую минуту – жил.

«…Мне все дорого в жизни. Экая славная – с комарами, кукушками, грибами, цветами! Прелесть!» – писал Афанасий Фет Льву Толстому. Лучше про жизнь в согласии с Природой не скажешь. А хуже – не хочется.

У огородника, дружащего с Природой, есть еще одно большое преимущество: он в силах обеспечить естественное питание, у него всегда богатый выбор овощей и трав, абсолютно чистых. К примеру, за счет сева вразброс разнообразнее становятся формы использования однажды посеянных овощей. Совместно посеянные, скажем, морковь и лук-чернушка дают (сверх «штатных» корнеплодов моркови, лука-репки и лука-севка) луковое перо осенью первого года, лук на зелень следующей весной, приправу из цветущих морковных зонтиков летом, а также свежие, надежные семена моркови и лука осенью. Сорняки (и за что их так обзывают?) и ЭМ-силос могут продлить безбедную жизнь баклажанов до самых морозов, а с помощью вигвамов можно удвоить вегетационный период спаржевой фасоли, протянуть его за первые заморозки.

Эти примеры показывают, что природосообразный огород позволяет избавиться от потребления промышленных овощей, о которых Фукуока говорил, что они получены с некоторым участием семян. Какая по-японски тонкая ирония: «с некоторым участием семян»…

Михаил Жванецкий лаконично и, как всегда, точно сказал однажды об импортных израильских и турецких помидорах: «Они все одинаковы, как шарикоподшипники. Вкус тот же».

В природосообразном огороде и кур можно кормить так, что они несут совсем другие яйца. О яйцах Фукуока писал так: «… коммерческие куриные яйца – это не что иное, как смесь синтетической пищи, химикатов и гормонов. Это не природный продукт, но сделанная людьми синтетика в форме яйца».

К сожалению, огородники и дачники не всегда ценят возможность выращивать у себя чистые овощи и травы. Ссылаясь на занятость (я бы сказал, спекулируя ею), игнорируя возможность защищать растения от болезней и вредителей биологическими методами и биопрепаратами, они превращают домашние овощи в подобие промышленных. Внимая сладкоголосой рекламе, они воспроизводят на даче кусочек промышленного поля с соответствующими овощами: смесью селитры, суперфосфата, калийной соли, «престижа», «тату», «тотто» и прочих «деликатесов», упакованных в форму помидоров, огурцов, клубники, картофеля… А могли бы создать меланжевый оазис с настоящими овощами, а не их муляжами.

Всегда поражает меня, как легкомысленно относятся многие огородники к «химии», воспринимая ее не умом, а глазами, пробежав этикетку, содержание которой не имеет зачастую никакого отношения к содержимому упаковки.

Я был свидетелем того, как один доброхот, увидев люцерну в саду, со всей сердечностью советовал хозяйке протравить почву. Дескать, корни люцерны мешают корням яблонь. Даже если бы это было правдой, доброхот должен был бы понимать, что говорить о протраве в саду, где растут деликатесы для внуков, гораздо непристойнее, чем разглагольствовать, скажем, о геморрое во время застолья. По-хорошему, в саду даже с уст не должно было сорваться такое слово.

Впрочем, есть и в «промышленной зоне» благословенные оазисы.

У С. С. Антонца в «Агроэкологии» на 8200 га выращивается абсолютно чистая продукция, за которой к Семену Свиридоновичу едут со всех уголков Украины.

В. Б. Фалилеев на своем маслозаводе просто давит семечки подсолнечника и не сдабривает масло остатками, вытягиваемыми обычно из шрота с помощью фенола и прочих добавок. А яблоневый сад Валерий Борисович позволил себе обработать лишь гаупсином, и под яблонями – ни одного яблочка. Зато на яблонях их множество.

Священник села Янив Теплицкого района Винницкой области отец Алексей наряду с возрождением разрушенного храма возделывает свой пай. На 200 га без пахоты, минеральных удобрений и прочих гербицидов отец Алексей (в миру Алексей Филиппович Дон, агроном) выращивает чистые пшеницу, ячмень, нут. Особенно хороша у отца Алексея соя: ее урожай достигает 30 ц/га (по области в среднем собирают в 1,5–2 раза меньше).

Во всех этих примерах речь идет о больших площадях, но, к сожалению, это пока лишь оазисы. Не стало повсеместным такое отношение людей к пище, о котором Фукуока говорил: «Существует глубокий аспект взаимосвязи между пищей и духовной жизнью человека. Для животного достаточно просто есть, играть и спать, тогда как для человека очень важно наслаждаться здоровой пищей, простой повседневной жизнью и спокойным сном».

Дорогие читатели! Не относитесь к пище так небрежно, непереборчиво, когда даже продукция макдональдсов, чипсы и прочие фастфуды (подумать только – в Украине!) считаются едой, а фанта с пепси-колой – напитками. Цените здоровую и вкусную пищу, и – согласно Фукуоке – будет богаче ваша духовная жизнь. У вас есть возможность создать меланжевый оазис, где одни растения защищают другие и где растут овощи, возвращающие нас памятью в детство.


Источник: http://iknigi.net/avtor-boris-bublik/110456-ogorod-po-novomu-revolyucionnyy-metod-nichego-ne-delaniya-boris-bublik/read/page-3.html


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Похожие новости


Когда сажать огород фото
Сорт сливы яичная синяя описание и фото
Сорт помидор макс
Какой сорт роз цветёт всё лето
Я забрался в огород
Чем удобрять перец для роста


Абублик огород по новому Абублик огород по новому Абублик огород по новому Абублик огород по новому
Абублик огород по новому


Огород по-новому. Революционный метод «ничего-не. - ЛитРес
Читать книгу «Огород по-новому. Революционный метод «ничего



ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ